14:24 

Неожиданно даже для себя, да.

Dum spiro, spero
Итак, сегодняшний деь настроил меня на следующее действие:

Покольку фанфег не идет у меня или идет медленно и печально, я решила выложить имеющиеся пока что главы. Выложить здесь и посмотреть - а вдруг пойдет? А то очень хочется взяться за другой фэндом)

Хельджуро

Гуттен морген и все такое
1.

Ее голова разлетелась на части удивительно художественным образом, оставив на светлых обоях красивый мареновый взрыв. Куно выругался и, откинув пистолет, схватился рукой за прокушенное девчонкой запястье и скривился от боли.
- Нечего было к ней лезть,- меланхолично бросил со своего места Найджел.
- Проклятье,- Куно внимательно осмотрел свою поврежденную руку,- надеюсь, бешенства у нее нет.
- Вот сейчас закончим здесь и отвезем тебя в больницу – сделаем пару уколов,- Найджел коротко рассмеялся и встал со стула,- Ты какой-то нервный. Что с тобой, дружище?
Куно, не отвечая, с омерзением посмотрел на то, что осталось от девчонки.
- Думаешь, в округе слышали гребанный выстрел?- уже более спокойно поинтересовался он.
- Думаю, не лучше слышали, чем ее вопли до этого,- пожал плечами Найджел.- это тебе не злачные районы, в которых в половине пятого утра жизнь в самом разгаре. Здесь можно хоть хором петь во все горло – никто и не проснется.
- Богатенький пригород,- презрительно фыркнул Куно,- жалко девчонку. Она тут совершенно ни при чем.
- Скорее всего, эта Белладонна пригласила очередную подружку, дала ей ключи, а сама не пришла,- Найджел встал со стула и осмотрел собственный рукав – нет ли на нем капель крови,- не повезло – бывает.
- У Беллы всегда был потрясающий вкус,- Куно поднял с пола свое оружие и небрежно сунул его в карман.
- Да,- скептически отозвался Найджел,- жаль, этого больше не разглядеть. Ненавижу вид чужих мозгов…
- Это зависть, приятель. По крайней мере, они у них есть.- Куно перевязал запястье носовым платком,- или были…
Найджел собирался ответить ему, но в конце-концов только усмехнулся. Куно глянул на него, словно не ожидал, что так легко отделается, потом тоже неуверенно хмыкнул и направился в другую комнату.
- Думаешь, где может хранить товар такая агрессивная лесбиянка, как Белла?- бросил он оттуда.
- Понятия не имею,- себе под нос пробурчал Найджел. Ему неожиданно стало не по себе. Он медленно приблизился к телу девушки и осторожно приподнял ее простреленную голову за прядь длинных рыжих волос. Из-за крови лица теперь и правда было не разобрать – Найджел не успел рассмотреть его, когда она была еще жива, и теперь поймал себя на том, что пытается его припомнить. На юной особе была надета довольно откровенная розовая комбинация, из-под которой торчал кокетливый красный лифчик. Когда Куно и Найджел ввалились в квартиру Беллы, девчушка спала на диване под клетчатым пледом. Партнеры не предполагали, что в доме вообще кто-то есть – Белладонна отъехала от подъезда за десять минут до того. Куно и Найджел выждали немного, чтобы убедиться, что она не вернется. Ключ Найджел сделал еще на прошлой неделе – тогда они с хозяйкой квартиры еще были мнимыми любовниками – Белладонна любила появляться на светских раутах под руку с шикарными мужчинами – а из ее знакомых, Найджел был, пожалуй, самым шикарным. Сам шикарный мужчина, в общем-то, хорошо относился к своей псевдо-подружке. Но уж если выбирать между нею и просьбой о помощи Куно, выбор был очевиден.
Найджел понятия не имел о Синдикате и его делах, но Куно, похоже, увяз в этом деле по уши. Нельзя сказать, чтобы это ему нравилось – от заданий Синдиката отказываться было запрещено. Правда, и взамен члены организации получали довольно много. Насколько Найджелу было известно, Белладонна, не являясь членом Синдиката, имела короткую, но весьма плодотворную для себя интрижку с нынешней «крестной матерью», в результате которой приобрела долю в общем деле и смертельного врага в лице бывшей любовницы. Именно Метт – глава Синдиката – и поручила Куно ответственное задание – изъять у Белладонны некий таинственный «товар». Естественно, за помощью Куно тут же обратился к Найджелу. И, естественно, Найджел согласился помочь. И тут подвернулась эта девчонка…
Куно вышел из комнаты Беллы, раздраженно потирая прокушенную руку.
- Я ничего не нашел,- бросил он так, как будто Найджел спросил у него что-то уже в сотый раз.
- А ты хоть знаешь, что именно ты ищешь? – мужчина бросил брезгливый взгляд на мертвую девушку.
- Проклятье,- Куно быстро заходил по комнате, не глядя на напарника.
Найджел неожиданно почувствовал, что от всего происходящего вокруг – от вида и запаха крови этой девицы, от мелькающего перед глазами Куно, от начинающей бледнеет ночи за окном, его начинает мутить. Он раздраженно, рывком поднялся на ноги и неожиданно схватил Куно за руку.
- Сядь и уймись,- почти прикрикнул он на него. Куно явно не ожидал такого поворота событий и потому подчинился – уселся на стул, нервно сжав руки между коленями и уткнувшись взглядом в пол.
- Проклятье,- снова повторил Куно.
- Успокойся,- голос Найджела звучал уже почти привычно – спокойно и слегка насмешливо,- посиди немного и подумай – не уточняла ли Метт, что именно мы должны найти. Иначе мы…
- Да ничего она не уточняла,- Куно снова вскочил, но Найджел придержал его за плечо, заставив сесть обратно.- ничего она не уточняла,- уже тише повторил Куно,- ты как будто не знаешь, что такое задания Синдиката.
- К счастью только понаслышке,- отмахнулся Найджел. Он отошел от Куно и медленно снова приблизился к телу девушки. Неожиданно что-то в ней показалось ему странным. Забыв о том, что Куно из-за его спины внимательно за ним наблюдает, Найджел присел на корточки рядом с телом и осторожно за концы волос откинул размозженную голову девушки назад, потом кончиками пальцев, едва касаясь холодеющей кожи, провел по ее шее – от линии челюсти к ямочке между ключиц.
- Эй, что ты там делаешь, извращенец?- голос Куно заставил Найджела вздрогнуть,- не замечал за тобой раньше таких наклонностей.
- Да замолчи ты,- огрызнулся Найджел, потом помолчал секунду и добавил почти шепотом,- посмотри.
Куно встал со своего места, подошел и из-за спины посмотрел на то, на что показывал напарник.
- Не может быть,- спокойно заключил он,- не может этого быть.
- Кадык, да,- подтвердил Найджел,- поздравляю, у нас мальчик.
- Мальчик в доме Белладонны,- Куно даже нервно хихикнул от такого предположения.
- Это единственное, что тебя удивляет в этой ситуации?- спокойно осведомился Найджел,- может, ее он обдурил точно так же, как нас.
Куно за его спиной только фыркнул. Найджел же аккуратно убрал пряди рыжих волос с груди мертвого юноши.
- Ничего себе маскировка,- пробормотал он, обращаясь как будто бы к трупу,- молодец…
- Но у него грудь, черт побери!- не без удовольствия Найджел отметил в голосе друга истерические нотки. Куно всегда славился своим умением держать себя в руках в любой ситуации, но вот теперь, похоже, сдал, а он, Найджел, был совершенно спокоен и хладнокровен. Хотя, кажется, Куно можно было понять – да, он глубоко и прочно погряз в делах Синдиката, но до этой ночи ему ни разу не приходилось никого убивать.
- Неплохая маскировка, я и говорю,- повторил Найджел меж тем,- и симпатичный лифчик…- он осторожно спустил с мертвого плеча одну бретельку. Лифчик и не думал сползать. Найджел недовольно поморщился – похоже, придется испачкать в крови новый светло-синий пиджак…
- Какого черта ты лезешь ей в лифчик!- осведомился Куно,- хочешь принять к сведению технологию?
- Умолкни и помоги мне,- отрезал Найджел.
Вообще-то Куно был старше почти на семь лет и всегда держал себя с Найджелом снисходительно-надменно. Как добрый начальник или старший брат в хорошем настроении, но на этот раз Найджел почувствовал, что напарник сделает все, что ему ни прикажи.
- Бери ее за плечи. Осторожно – тут кровищи…- когда Куно, выполняя указание, зашел с другой стороны и приподнял тело за плечи, усадив его ровно, Найджел нащупал за спиной юноши застежку лифчика и быстро ее расстегнул. Куно явно хотел уже пошутить что-то про сноровку и большой опыт Найджела в этом деле, но сдержался и промолчал. Красный украшенный кружевами, но на деле оказавшимся очень плотным и непрозрачным, бюстгальтер соскользнул с плеч. В одной чашечке обнаружился клочок ваты. В другом – нечто, завернутое в темную блестящую ткань.
- Ничего себе,- Куно быстро выпустил плечи покойного юноши и, подскочив к Найджелу, выхватил непонятный предмет у него из рук.- Я буду не я, если так хорошо запрятанная вещь не окажется тем самым таинственным «товаром»!
- Не знаю-не знаю, дружище,- Найджел не смотрел на напарника, продолжая блуждать взглядом по телу мертвого юноши,- Белладонна нас не ждала – зачем ей так прятать что-то настолько ценное, что Метт послала на его поиски тебя? Неужели наша общая знакомая Белла так доверяла этой девчонке… То есть…- Найджел осекся. Взгляд его остановился на ладони мертвеца, лежащей раскрытой на обивке дивана. На мгновение ему показалось, что мизинец и безымянный палец едва заметно дернулись.
Куно, уже спрятавший, несмотря на замечания товарища, находку в карман, с опаской посмотрел на Найджела.
- Эй, приятель, ты чего?..- осторожно спросил он.
Найджел мотнул головой и зажмурился, открыл глаза и посмотрел на Куно.
- Не спал всю ночь… Мерещится всякое…- ответил он враз изменившимся голосом. Против воли он снова перевел взгляд на руку покойника. Тонкие мертвые пальцы теперь дернулись вполне очевидно, чтобы это было невозможно принять за галлюцинацию.
- Господи,- прошептал Найджел.
- Да что случилось-то?- Куно проследил за его взглядом и, остановив взгляд на руке покойника, громко выдохнул.- Что…- он замолчал, словно его заткнули.
- Пойдем отсюда, приятель,- Найджел говорил совершенно спокойным и ровным голосом. Он поднялся на ноги и начал медленно продвигаться к выходу из комнаты, не поворачиваясь спиной к телу юноши, словно боясь, что покойник вскочит и бросится ему вслед. Куно последовал его примеру, и через несколько секунд они уже вышли из гостиной. В прихожей оба, не сговариваясь, резко повернулись и бросились прочь из дома. Быстрой походкой, но не бегом, партнеры подошли к машине и уселись в нее – Найджел за руль, Куно – рядом. Никто из них за все это время не произнес ни слова.

2.
В дверь позвонили в начале первого ночи – Белла еще не собиралась ложиться, но не рассчитывала, что к ней решит кто-то заглянуть. Когда раздался настойчивый звонок в дверь, Белла лениво оторвалась от книги, которую только начала читать и бросила взгляд в сторону прихожей.
- Идите к черту,- безразлично буркнула она себе под нос и хотела уже вернуться к чтению, но звонок повторился – теперь, похоже, нежданный гость не собирался отпускать кнопку. Белла откинула край укрывавшего ее пледа и встала, набросила на плечи небрежно валявшийся неподалеку китайский халат и направилась в прихожую. По пути она глянула на себя в зеркало – на всякий случай.
Когда Белладонна открыла дверь, стоявший за ней юноша буквально рухнул ей на руки. От неожиданности в первый момент она так и стояла, придерживая его за плечи, потом наконец, отступила на шаг, впуская его в дом и захлопнула дверь. Юноша сделал по инерции еще три шага, уперся руками в противоположную от двери стену и несколько секунд простоял в такой позе. Белладонна, оперевшись о дверной косяк и сложив руки на груди, молча с чуть заметной скептической улыбкой наблюдала за ним.
- Хорош,- в конце концов вымолвила она,- ты же обещал больше не покупать там ничего. Я так и знала…
Ничего не отвечая, юноша развернулся к ней лицом, теперь подпирая спиной стену, и поднял глаза. Улыбка медленно исчезла с лица Беллы.
- Что случилось?..- тихо спросила она,- ты…
Она не успела договорить – юноша закрыл глаза и сполз по стене на пол. Длинные светло-рыжие волосы упали на лицо. Белла стремительно присела рядом с ним и взяла его за руку.
- Зуи, не вздумай умирать прямо в моей прихожей!- маскируя свой страх, Белла заговорила шутливым тоном. Осторожно, прижимая юношу к стене, она взяла его под руки и без труда подняла на ноги – он как будто ничего не весил. Голова юноши бессильно склонилась вперед, и из-за спутанных прядей волос лица не было видно.
- Давай, приходи в себя,- Белла слегка встряхнула его за плечи. Не получив ответа, она, придерживая юношу, повела его в свою гостиную. Переместив гостя к дивану, Белла разжала руки, и тот рухнул на мягкие подушки. Хозяйка вытащила из кармана пачку тонких сигарет, отвернулась от юноши, словно его присутствие ее больше ни капли не волновало, и прикурила от ароматической свечки, стоявшей неподалеку на тумбочке. Пройдясь по комнате туда-сюда, Белла два раза глубоко затянулась и выпустила дым через нос, потом остановилась, облокотившись о невысокий комод, и, зажав дымящуюся сигарету между пальцами, посмотрела-таки на лежащего на диване юношу. Тот уже, похоже, начал приходить в себя и пытался сесть, но руки не слушались его и, скользя по гладкой ткани обивки дивана, разъезжались в разные стороны. Наконец оставив это бессмысленное занятие, он улегся обратно на подушки.
- Ты был у Метт? Это она с тобой сделала?- спокойно поинтересовалась Белла. Парнишка ничего не ответил. Хозяйка выдержала паузу в несколько затяжек, потом медленно и четко, словно разговаривала с сумасшедшим, повторила:- ты был у Метт.
Юноша на диване едва заметно кивнул, но Белле большего и не требовалось. Она быстро затушила недокуренную сигарету о крышку комода и, в три шага преодолев расстояние до дивана, резко схватила одной рукой гостя за плечо и приподняв его с подушек, другой отвесила ему тяжелую звонкую пощечину. Голова парнишки дернулась, но он не издал ни звука.
- Ты обещал,- ледяным тоном выговорила она,- ты мне клялся, что больше никогда к ней не пойдешь. Что она с тобой сделала?
- Пить…- сложили едва слышно губы юноши.
- Обойдешься,- Белла выпустила его и уселась рядом, закинув ногу на ногу.- отоспишься часов двадцать, и будешь как новенький – я знаю все ее штучки.
- Белла…- Зуи в очередной раз попытался поднять голову и посмотреть на хозяйку,- Белла, я не хотел, но ты же ее знаешь…
- Да уж получше, чем ты,- она вытащила из пачки еще одну сигарету, вставила ее в уголок рта, но прикуривать не спешила. Одной рукой Белла взяла Зуи за подбородок и заставила его посмотреть на себя. Отяжелевшие веки юноши опускались и поднимались медленно, явно с большим трудом, но он не решался закрыть глаза совсем, покорно глядя на хозяйку,- зачем ей опять мог понадобиться такой отморозок, как ты?- с почти доброй улыбкой поинтересовалась Белла.- я думала, у тебя уже вышел срок годности…- она свободной рукой заботливо убрала с лица Зуи упавшие волосы.
- Белла, не надо…- в его глазах появились слезы – Белла не без удовольствия отметила это. Она сжала пальцы сильнее, и он наконец зажмурился. Хозяйка отпустила его и встала.
- Она прислала тебя или ты сам сообразил постучаться в мою дверь.
- Сам…- отозвался Зуи.
- Вранье,- холодно отрезала Белла.
- Она хочет тебя видеть…- он и не думал с ней спорить.
- Кто бы мог подумать,- она пожала плечами,- и я даже догадываюсь, почему она прислала именно тебя.- хозяйка усмехнулась,- мой бедный мальчик. Ты так всем осточертел… Хотя Метт тоже хороша,- Белла замолчала, не закончив фразу, и рассмеялась.
Зуи, казалось, начал приходить в себя – он все же смог выпрямиться, опираясь руками о подлокотник дивана. Теперь он смотрел на Беллу почти не моргая, словно боясь, что не сможет в конце концов больше открыть глаза.
- Это навевает воспоминания…- Белла изобразила на лице романтичную улыбку,- помнишь, ведь это она нас познакомила. Ты был такой славной девочкой!- хозяйка снова рассмеялась,- я не могла оторвать от тебя взгляд, а ты в платье с корсажем… Ты тогда и правда чуть меня не прикончил…
Зуи прикрыл глаза и отвернулся. Белла смяла между пальцами так и не прикуренную сигарету и швырнула ее на ковер. Снова присела на диван, чуть приобняв Зуи. Тот дернулся под ее рукой, но не посмел отпрянуть.
- Ты такой забавный, милый,- прошептала Белла ему в ухо,- и всегда был. Метт снова послала тебя воткнуть мне нож в горло?..
- Она хочет тебя видеть,- Зуи произносил это как заученную фразу – тихо, но очень четко.
- Иди в соседнюю комнату,- голос Беллы из заискивающе-нежного стал резким и почти злым,- я храню то самое платье. Надень его.
- Белла…- казалось в голосе Зуи звучала вся та слабость и боль, которую он испытывал.
- Ступай…- мягко продолжала Белла тоном доброй королевы,- можешь даже взять тот самый нож. Он лежит в верхнем ящике бюро.
- Белла, ты обещала…- голос Зуи сорвался.
- Ты тоже обещал, милый,- казалось, она упрашивает неразумного ребенка убраться в комнате.
- Метт хочет тебя видеть…- он понял уже, что спорить совершенно бесполезно.
- Подождет,- Белла поднялась на ноги и помогла встать Зуи. Тот с трудом удержался на ногах, но, когда хозяйка отпустила его, сделал несколько шагов к двери в другую комнату.
- Вот, молодец,- одобрительно кивнула Белла,- пусть все будет как в первый день нашего знакомства – можешь даже надеть что-нибудь из моего нижнего белья.
На самом пороге комнаты Зуи остановился и бросил последний умоляющий взгляд на Беллу. Та лишь величественно кивнула.
Юноша скрылся за дверью, а Белла с тихим смехом уселась обратно на диван. Зуи всегда ей нравился – даже в тот момент, когда несколько недель назад на очередном свидании его рука потянулась к вырезу платья и извлекла из таинственных недр маленький острый кинжал. Зуи нравился ей даже тогда, когда Белла смотрела в его лицо, склонившееся над ней по пути в больницу. Тогда хозяйка успела точно запомнить каждую его черточку, возможно, даже каждую пору на коже. С тех пор он никогда не надевал женских платьев при ней. И с Метт тоже не общался.
Белладонна откинулась на подушки и прикрыла глаза. История с Метт была, пожалуй, самым затянувшимся плохим и пошлым анекдотом в ее жизни. И Зуи со своим неточным ударом ножом в шею, был еще не самой отвратительной его частью. Метт хочет ее видеть. Что ж, этого вполне можно было ожидать. Как в общем-то, и того, что с этим известием «крестная мать» Синдиката отправит именно Зуи. Когда Белладонна вернулась домой из больницы, юноша подарил ей черную бархотку на шею и торжественное обещание – забыть, что такое Синдикат, и кто такая Метт. Но, насколько Белладонна успела узнать и то, и другое, можно было сделать предположение, что обещание он свое не сдержит. И, несмотря ни на что, ей было очень жаль мальчика. Впрочем, вероятно, он все это заслужил…
Зуи вышел из ее комнаты не очень твердой походкой, но это придавало ему какой-то странный шарм – шарм дорогой проститутки чуть-чуть навеселе – как раз в той стадии опьянения, в которой они становятся особенно неотразимы. Белла снисходительно протянула руку ему навстречу.
На Зуи было то самое платье – белое, с растительным вышитым орнаментом, едва заметным. Он никогда не был профессиональным актером – это Белла знала точно. Но юноша рассказывал ей, как несколько журналов отвергли его портфолио, и Зуи уже начал подумывать над тем, чтобы заняться чем-то другим. Но потом его нашла Метт. Юноша не смел предполагать и надеяться, что его снимки станут пользоваться таким спросом и популярностью. Единственное, что сперва смутило Зуи, было то, что Метт настоятельно посоветовала ему предстать на фотографиях в женских платьях. Гримеры, костюмеры и фотографы, нанятые Метт, превзошли самих себя – в женском облике Зуи приобрел лоск и шик, которых не имел раньше. До знакомства с Метт он даже на студийных снимках выглядел неопрятным, угловатым подростком.
Белладонна, несколько лет назад так же бывшая моделью, обратила внимание на новоявленную звезду. И Метт, с которой у Беллы тогда уже произошла та самая роковая сцена, узнав об этом интересе, послала Зуи к Белле в качестве подарка – разве что бантик не повязала.
На Зуи было это самое платье…
Юноша не надел туфель, и подол волочился по полу. В квартире Беллы было тепло, но Зуи зябко ёжился, нервно поводя обнаженными плечами. Белла, поднявшись ему навстречу, широким, почти материнским жестом обняла его. Плечи всегда были его единственным недостатком – слишком широкие и сильные, чтобы казаться женскими.
Зуи в ее объятиях вскоре перестал дрожать и, похоже, немного расслабился. Поддразнивая его, Белла скинула с плеча гостя одну из тонких бретелек.
- Ты не изменил себе,- прошептала она,- под белое платье надел красный лифчик.
- Белла…- Зуи сделал робкую попытку освободиться от ее объятий, но она уверенно удержала его.
- Ну куда же ты, моя славная девочка,- Белла легко поцеловала его в щеку,- разве это не навевает приятные романтические воспоминания?..- кончиком ногтя она прочертила линию от мочки уха Зуи к ключице. Тот шумно вдохнул, но не вымолвил больше ни слова. Белла взяла его руку и отстранила юношу от себя.
- Метт так много дала нам обоим,- она улыбнулась,- тепло и ласково,- мы должны быть ей благодарны.
- Белла,- Зуи был бледен и сейчас – без грима, прически и настроения играть, похож на девушку как никогда. Белла на секунду залюбовалась им. Белое платье казалось слишком тяжелым и неуместным для него. Зуи выглядел как невеста, которую насильно вели под венец.
- Белла, можно мне теперь стакан воды?..- спросил Зуи.
- Не сейчас,- он был таким трогательным - Белле захотелось быть нежной. Она отпустила его ладонь, и рука юноши бессильно опустилась. Зуи стоял поникший, опустив плечи и голову.
- Метт думала, я смогу убить тебя за твое клятвопреступление,- мягко проговорила Бела,- я пока точно не знаю – права она была или нет…
Зуи не пошевелился.
- Перед ней я изображу удивление, как она того и ждет, хоть я и догадываюсь, зачем понадобилась ей…- Белла распахнула халат и скинула его с плеч, следом сняла легкую прозрачную сорочку.
- Дай мне примерить это платье,- в ее голосе звучала почти что мольба,- я хочу преподнести Метт сюрприз…
Зуи, не смея поднять на нее глаза и не думая возражать, скинул с плеча и вторую лямку, расстегнул молнию сбоку – дернул слишком сильно, едва не порвав. Белла в один шаг приблизилась к нему, перехватила его руки, помогла справиться с застежкой.
Платье упало на пол мертвой бесформенной грудой. Зуи хотел отправить следом красный лифчик, но Белла остановила его. Она стояла от него так близко, что могла чувствовать тепло его тела. Ладони хозяйки проскользили с его плеч вниз к локтям. Зуи прикрыл веки, и на лице его читались боль и страх – это позабавило Беллу. Костяшками пальцев одной руки она провела по его щеке.
- Я люблю видеть, как ты боишься меня, - прошептала хозяйка,- хочешь узнать, чего бы мне хотелось больше всего?- она выждала секунду, но не дождалась ответа,- я мечтаю увидеть, как с тобой управляется Метт…
Зуи покачнулся и начал оседать на пол. Белла придержала его и буквально уложила юношу на диван, села на колени на пол рядом. На холодном лбу Зуи выступила испарина, он поднял веки и теперь, не моргая, смотрел в потолок, и Белла впервые заметила на его глазах слезы.
- Я всегда завидовала ее умению привязывать к себе,- продолжала хозяйка,- мне и самой иногда кажется, что, если бы она попросила, я бы вернулась к ней.
Слезинка сорвалась с уголка его глаза и, прочертив по коже влажную дорожку, потерялась в волосах. Зуи медленно опустил веки.
- Мне нужно идти,- извиняющимся тоном сказала Белла,- но я постараюсь поскорее вернуться.
Она надела платье прямо на голое тело, не глядя в сторону Зуи, который лежал на диване неподвижно, так и не открыв глаза. Тяжелая вышитая ткань неприятным холодом коснулась кожи. Белла расправила юбку.
- Моя бедная девочка, - хозяйка подняла с пола свой плед, и укрыла им Зуи, - обещай мне, что дождешься меня. Я тогда точно буду знать, что вернусь…
Белла подождала минуту, но Зуи так и не отозвался.

3.

Когда Белладонна ушла, Зуи еще некоторое время не мог открыть глаза. Он был в сознании, но во всем теле чувствовалась такая тяжесть, что даже поднять веки было совершенно невыполнимой задачей. Визиты к Метт никогда не были особенно приятными, но до сегодняшнего дня он успевал привести себя в порядок до того, как звонок в дверь Беллы настолько, что хозяйка ни о чем не догадывалась. На этот раз Зуи боялся просто не дойти до ее дома.
Метт считала его своей безраздельной собственностью и, в принципе, не очень сильно ошибалась. До встречи с ней Зуи успел отлично усвоить, что с его способностями и внешностью на блестящую карьеру надеяться нечего – в своем довольно солидном для модели возрасте он не сильно отличался от себя лет в пятнадцать – Метт говорила, что Зуи был похож на магазинный манекен, на который можно надеть совершенно любую одежду. Зуи не знал, почему милостивый взгляд Метт обратился именно на него – как он узнал позднее, мужчин она терпеть не могла, хотя работали на нее исключительно мужчины. К Зуи же Метт относилась по-особенному. Она сотворила с ним настоящее чудо – всего за пару месяцев Зуи изменился до неузнаваемости. Метт и ее помощники буквально вылепили из него девушку мечты – она часто так его называла. Его неуклюжее тощее тело после упорных тренировок приобрело женское изящество, Зуи научился ходить и держать себя как девушка. Из-за особенностей своей фигуры – отсутствия особенностей – он мог носить практически любую одежду, от женщины его невозможно было отличить не только на студийный снимках, но и при личном контакте. Метт ненавидела только его плечи –слишком мужские….
Зуи наконец удалось открыть глаза и даже сесть. Голова отчаянно кружилась, пересохшие язык и горло горели так, словно Зуи выпил залпом бутылочку соуса-карри. Несмотря на слабость, юноша скинул ноги с дивана и попытался встать – запутался в пледе, которым его так заботливо прикрыла Белла, и упал на ковер на колени. С тихим стоном Зуи лег на пол лицом вниз – для первой попытки подвигов было уже достаточно.
Предмет, который он спрятал в левую чашечку лифчика, врезался в грудь. Зуи перевернулся на спину и, не глядя, неслушающемися пальцами устроил его поудобней – он отнесет его Метт – она велела отыскать его в квартире Беллы, но строго-настрого запретила заглядывать внутрь темного мешочка, и у Зуи не было ни малейшего желания ослушаться. В голове как будто все еще звучал голос хозяйки:
- Милая девочка, тебе же лучше, если ты не будешь туда заглядывать,- Метт так настаивала, что Зуи не сомневался – она наговорила все это исключительно ради того, чтобы он непременно нарушил ее предписания – для человека так естественно не делать того, что для него же лучше.
В кои-то веки Зуи решил действовать ей назло.
На полу лежать было холодно, несмотря на толстый ковер – похоже, откуда-то дуло, и Зуи почти сразу замерз. Как ни странно, от этого он почувствовал себя немного лучше – даже нашел в себе силы снова сесть. Он с омерзением откинул от себя край пледа – казалось, коснись он его еще раз, и мягкий ворс обожжет кожу. Рядом со своей рукой Зуи нащупал легкую сорочку, которую, переодеваясь в белое платье, скинула Белла. Юноша поднял, расправил ее и, немного помедлив, надел на себя. Легкая одежонка ничуть не согрела, но прикосновение гладкой ткани было приятно – похоже, сорочка все еще хранила тепло тела Беллы.
Одно время Зуи казалось, что он любит Белладонну, и, кроме нее, ему никто не нужен. Это длилось совсем недолго – всего несколько часов, пока он сидел в больничном коридоре, пока врачи пытались спасти Белле жизнь. Она поправилась всего за неделю, и все это время Зуи был рядом, но тех же чувств больше ни разу не испытывал. У Беллы в основании шеи над правым плечом остался небольшой красный шрам – Зуи подарил ей бархотку, которая не могла скрыть, а скорее наоборот подчеркивала его. Белла две недели носила ее, не снимая.
Большую часть времени их знакомства Зуи ненавидел Беллу.
Опираясь о диван, Зуи смог наконец подняться на ноги. У дальней стены гостиной располагалось огромное зеркало – когда Зуи приходил в гости, Белла иногда любила наряжать его в свою одежду и заставлять кружиться перед этим зеркалом. Теперь Зуи не мог не остановить взгляд на своем отражении. Легкая сорочка доходила ему почти до колен – из-под нее торчал красный лифчик – из тех, в котором можно было так искусно имитировать наличие груди, что пока не начнешь его снимать, ничего не заметишь. Зуи был из тех рыжих, кого постоянно дразнили в школе, но Метт говорила, что его волосы – это настоящее сокровище. До знакомства с ней Зуи всегда очень коротко стригся, Метт же заставила его отпустить волосы, а потом велела своим мастерам нарастить ему длинные пряди. Теперь на голове творилось нечто ужасное – Зуи безуспешно попытался пригладить волосы.
Юноша прекрасно ориентировался в доме Беллы – некоторое время юноша практически жил здесь. Он знал, что чтобы добраться до ближайшей ванной комнаты, нужно всего лишь пересечь гостиную и пройти несколько шагов по коридору, открыть дверь, повернуть ручку блестящего крана над розовой раковиной, и прохладная, белая от напора, спасительная, восхитительная вода польется на эмалированную поверхность, рассыпая вокруг горсти чудесных брызг.
Но неожиданно это расстояние показалось Зуи непреодолимым. Убедившись, что достаточно твердо может стоять на ногах, юноша попытался сделать первый шаг. В глазах так резко потемнело, что он едва успел ухватиться за подлокотник дивана, чтобы снова не рухнуть на пол. В голове снова отчетливо зазвучал голос Метт. Она всегда забирала у него ровно столько, сколько собиралась отдать.
- Иди к ней и скажи, что я хочу ее видеть. Она не сможет отказаться,- Зуи все еще чувствовал, как сухие горячие руки Метт ласкают его лицо, шеи и плечи – кожа под ними горела – Метт возвращала ему все раны, что он нанес другим. У него был точно такой же шрам, как у Беллы, но, кроме него и Метт, этой отметины никто не видел.
Когда в голове немного прояснилось, Зуи снова выпрямился – он вполне мог бы добраться до ванной и с закрытыми глазами, но заставил себя открыть их. Комната плыла и вращалась, раскачиваясь в такт ударам крови в висках. Зуи сделал несколько шагов на негнущихся ногах, достигнув наконец выхода из комнаты, оперевшись о косяк, несколько секунд не мог отдышаться. Белла очень любила занавески из звенящих разноцветных бусин, и сейчас блестящие нити ударили Зуи по лицу и плечам. Он раздраженно перехватил их рукой и с неожиданной силой дернул на себя. Занавеска оборвалась и с оглушительным звоном буквально посыпалась вниз. Деревянная рейка, но которой держались нити, падая, ударила Зуи по голове, но боли он не почувствовал. Она пришла несколько секунд спустя – начавшись с покалывания в кончиках пальцев, и за пару мгновений овладела всем телом. У Зуи не хватило сил даже ухватиться за косяк, чтобы не упасть.
Бусины блестящей занавески оставили на коленях и ладонях очереди неровных шрамов, но это соприкосновение вывело Зуи из накатывающего беспамятства. В коридоре горел верхний свет – юноша знал это, и не мог понять – то ли свет этот был слишком тусклым, то ли зрение его помутилось от боли.
- Метт,- он сам не понял, как губы сложили это короткое имя, и неожиданно Зуи снова стало холодно. Остывшая ткань сорочки Беллы теперь опутывала тело как липкие водоросли – Зуи ощутил это всем телом. Ему захотелось сбросить ее с себя, но не смог даже поднять руку.
- Воды… воды… - повторял он, словно умоляя самого себя двигаться – только бы добраться до ванной. Ладонью одной руки он уперся в стену и, держась за нее, все-таки сумел подняться на ноги. От этих спасительных движений боль стала терпимей, и, хотя колени дрожали, а зрение отказывалось фокусироваться, Зуи почувствовал, что может идти.
Он достиг ванной в несколько шагов, и когда его босые ступни коснулись холодного кафеля на полу, боль почти отпустила его.
В ванной Беллы всегда горел свет – под потолком были встроены светло-розовые лампы дневного света. Зуи постоял несколько секунд, позволяя холоду напольных плит выгнать остатки слабости из своего тела, потом вспомнив что-то, вдруг рассмеялся.
- Интересно, что я буду делать, когда Метт поговорит с Беллой,- весело спросил он у ручек крана над раковиной,- Метт никогда не убивает сама, но ради Беллы она сделает исключение, окажет ей честь. Может быть, я останусь жить здесь…
Вода побежала из крана сама по себе – Зуи его даже не коснулся. От неожиданности юноша отпрянул и врезался спиной в закрытую дверь, которую он, входя, не закрывал. Зеркало над раковиной моментально запотело – из крана бил струей крутой кипяток, и Зуи показалось, что отлетевшие в его сторону капли обжигают кожу сквозь оглушительный шум воды, Зуи четко услышал, как в замке на входной двери в прихожей поворачивается ключ.
- Белла…- такую радость он ощущал в последний раз, когда доктор в больнице сказал, что Белла будет жить. Она снова спаслась от смерти, на свидание с которой ее отправил Зуи, и теперь-то он ее точно никуда не отпустит.
Когда юноша, едва не споткнувшись об валяющуюся на полу штору, на онемевших ногах влетел обратно в гостиную, в комнате никого не было.
- Белла? – тихо спросил Зуи. Он подошел к дивану и сел, поднял с пола скомканный плед, завернулся в него и лег – Белла придет. Нужно только немного подождать…
В замке снова заскрежетало – похоже, кто-то подбирал нужный ключ. Зуи не шевельнулся.
Дверь наконец распахнулась, и юноша услышал, как кто-то вошел в прихожую.
- Ну наконец-то!» Зачем тебе четыре похожих ключа от разных дверей!- долетел до Зуи голос, показавшийся ему знакомым, но юноша лишь открыл глаза, но не двинулся с места.
- Хранил бы его у себя, я вообще мог бы тебе и не помогать,- отозвался второй голос – раздраженный и незнакомый.
Зуи весь сжался под пледом – незваные гости подошли к дверям гостиной и остановились перед ней.
- Она не вернется раньше вечера? – спросил незнакомец, и Зуи напряг слух в ожидании ответа – ему вдруг показалось, что если услышит еще хоть слово, произнесенное этим неуловимо знакомым голосом, то узнает его и получит еще один шанс…
Вместо ответа человек в прихожей толкнул дверь и появился на пороге.
Три перепечатанные главы. Есть еще четыре рукописных. Если мало ли кому-то захочется - сделаю усилие и приведу в читабельный вид)

АПД:
4.
Куно и Найджел ехали молча, пока не покинули элитный район низких светлых коттеджей, и за окнами машины не замелькали деревья пригорода. Между тонких стволов уже гнались друг за другом первые лучи солнца. Найджел скинул скорость и открыл окно и лишь после того, как утренний холод немного остудил его лицо, обернулся к Куно, столкнувшись со взглядом его покрасневших глаз, словно он уже очень долго смотрел на него, ожидая, когда Найджел обратит к нему взор. Несколько секунд они молча разглядывали друг друга.
- Показалось,- проговорил Найджел.
- Показалось,- кивком подтвердил Куно быстро – словно первым хотел это сказать.
Найджел улыбнулся и снова перевел взгляд на дорогу – пригородная роща уже заканчивалась, скоро они должны были въехать в черту города. Машина едва тащилась – Найджел не помнил, когда в последний раз ездил так медленно.
Куно опустил стекло со своей стороны полностью и устроился на сидении поудобнее, высунув локоть в окно, позволил холодному ветерку слегка растрепать себе волосы.
- Смотри не усни за рулем, приятель,- небрежно бросил он Найджелу.
Найджел раздраженно дернул плечом, не глядя на напарника. Голова была тяжелой, шея ныла, но сна не было ни в одном глазу, к тому же за всю свою жизнь Найджел, слывущий отчаянным лихачом, не попал ни в одну аварию.
- Мы ведь не поедем сразу к Метт? – осведомился он у Куно наконец,- я отказываюсь делать еще хоть что-то до завтрака.
- Я все же прошу тебя еще немного последить за дорогой до завтрака,- отрезал Куно – обычная уверенность и заносчивость, похоже, возвращались к нему,- к Метт мы поедем к полудню – раньше она нас не примет, как бы ни хотела нас увидеть.
- Тебя увидеть, дружище,- равнодушно поправил его Найджел,- я не собираюсь попадаться ей на глаза и афишировать своим участием в этом деле. Чертовски неприятном деле, Куно.
Напарник удивленно уставился на Найджела – он мог видеть только его профиль. Друг крайне редко называл Куно по имени.
- Откуда нам было знать, что этот тип окажется там? – Куно говорил спокойно, но Найджел уловил в его тоне знакомые полуистерические нотки,- он бы сдал нас, если бы мы его не убили.
- Убили, да,- рассеянно отозвался Найджел.
- Нам показалось,- настойчиво проговорил Куно, словно приготовился спорить до хрипоты,- я ей пол башки снес, ты что, не видел? Она не могла остаться…
- Он,- тихо поправил его Найджел.
Куно с тревогой посмотрел на напарника – тон Найджела был чересчур спокойным и безмятежным.
- Дружище, ты в порядке? – осторожно поинтересовался Куно.
Найджел не ответил. Светлеющая роща кончилась, и машина въехала в город – бежевые многоэтажные дома жилых кварталов еще спали – восходящее солнце отражалось от окон и слепило глаза. Найджел, прищурившись, смотрел как лучи просачивались между зданий. Сквозь открытые со стороны пассажирского места окно доносились негромкие звуки раннего утра – в оставшейся за спиной роще пела птица, издалека, с главной автострады, доносился гул машин.
Так и не дождавшись ответа, Куно пожал плечами и некоторое время сидел молча. Потом, словно неожиданно вспомнив, усмехнулся и сунул руку в карман. Найджел, отвлекшись от дороги, проследил за его жестом. Напарник достал тот самый темный мешочек, который они вытащили из лифчика странного юноши.
- Будь я проклят, если это не товар,- самодовольно отвесил Куно, взвешивая мешочек на ладони.
- Если это не товар, я сам тебя прокляну,- ответил Найджел,- посмотришь, что там?
Куно кивнул. Его пальцы нащупали сквозь бархатную ткань нечто прямоугольное и твердое, похожее на портсигар. Мешочек был завязан веревочками на обычный узел. Куно начал развязывать его, но вдруг остановился.
- Нет уж,- мрачно проговорил он после короткой паузы,- пусть уж Метт сама его рассматривает. С меня на сегодня уже хватит приключений.
Не дожидаясь ответа Найджела, Куно быстро засунул предмет обратно в карман. Найджел безразлично перевел взгляд обратно на дорогу.
- Куда поедем завтракать? – поинтересовался он,- до полудня еще шесть часов.
- К тебе домой,- отозвался Куно,- я соскучился по завтракам Макоты.
- Я же на встрече с партнерами по бизнесу,- Найджел впервые за последние несколько часов искренне улыбнулся,- думаешь, Макота будет рада видеть меня в шесть утра да еще в твоей компании.
- Она действительно так меня ненавидит? – с шутливой безнадежностью спросил Куно, потом тоже широко улыбнулся,- я думаю, она так будет рада видеть тебя, что меня может и не заметить.
Найджел был женат уже почти четыре года – его невесте ровно в день свадьбы исполнилось семнадцать, Найджел был старше ее почти на восемь лет. Макота была подающей надежды фигуристкой, но ради Найджела бросила спортивную карьеру, решив посвятить себя мужу и быту. За домом она следила виртуозно - в их квартире всегда было чисто, но от этой блестящей чистоты дом не выглядел нежилым, как это обычно бывает, а наоборот – в такую квартиру хотелось возвращаться. Макота прекрасно готовила, и Найджел говорил иногда, что если бы он бывал дома почаще, то вес его давно бы перевалил за двести килограммов. До свадьбы Макота и Найджел ни разу не были близки, но в первую брачную ночь хрупкая семнадцатилетняя девочка показала шикарному мужчине Найджелу все, на что она была способна, и Найджел был потрясен до глубины души – женщины лучше он не знал. Макота всегда закрывала глаза на его неудобную работу и встречи с неизвестными людьми, она прекрасно знала, что большую часть денег Найджел зарабатывает как первоклассный жигало, но каждый раз она встречала блудного мужа как ни в чем не бывало, и это бесило Найджела, как ничто другое.
Первый год их совместной жизни Найджел не мог понять, что помогло ему добиться руки этой удивительной девушки, а последние три года пытался припомнить, как его угораздило жениться на ней. В последний раз он бывал дома около недели назад, а потом уехал, сославшись на срочные «дела на работе» - такого объяснения Макоте было вполне достаточно – за неделю она позвонила ему на мобильный лишь однажды – справилась, хорошо ли идут деловые переговоры. Найджел, неожиданно разозлившись, грубо ответил ей, что скорее всего они разорены и он готовится прыгнуть с небоскреба, и ветер уже свистит у него в ушах.
- Не говори ерунды, Найджел,- спокойно ответила Макота,- возвращайся скорее, я приготовлю к твоему приходу острый рис карри.
В этом полном отсутствии ревности было что-то нездоровое, и иногда Найджелу казалось, что все, что он делает, он делает лишь для того, чтобы заставить Макоту устроить хоть мало-мальски эмоциональную сцену. Единственный, кто вызывал у нее ответную реакцию, был Куно – его Макота люто ненавидела, а Куно, как подозревал Найджел, с самой их первой встречи мечтал только о том, чтобы переспать с ней разок – и черт его побери, если Найджел был против – подобное событие могло бы внести недостающую остроту в их семейную жизнь.

Найджел жил в большой квартире недалеко от центра города в высотном многоквартирном доме и был просто образцовым жильцом – большинство соседей его просто обожали. Дома он бывал довольно редко, но когда появлялся, всегда здоровался с молодым привратником, вежливо кивал пожилым леди у лифта, щедро давал на чай седовласому лифтеру Луису. Макота неизменно встречала его на пороге, несмотря на то, что возвращаться он старался неожиданно – видимо, все-таки надеясь застать ее за чем-нибудь предосудительным.
Куно часто бывал у Найджела, и привратник его недолюбливал – когда они входили в холл, юнец вежливо поклонился, но Куно заетил его мрачный взгляд.
Несмотря на ранний час Луис выглядел так, словно только что заступил на смену.
- Доброе утро, сэр,- поприветствовал он Найджела,- вы сегодня рано.
- Доброе утро, Луис,- ответил за Найджела Куно,- господин просто соскучился по тебе.
Найджел безразлично окинул взглядом обоих, но вмешиваться не спешил. Он прислонился к стенке лифта, сцепив руки за спиной и устремил невидящий взгляд к зеркальному потолку. Куно встал рядом, и Луис нажал на кнопку четырнадцатого этажа.
- Скоро, должно быть, снова уедете? – спросил лифтер, не оборачиваясь,- на этот раз вас долго не было – госпожа Макота очень вас ждала.
Найджел смерил его спину взглядом, но ничего не ответил. Когда кабина остановилась на нужном этаже, он прошествовал мимо Луиса, не удостоив его даже взгляда. Куно усмехнулся ему вслед, вытащил из кармана какую-то помятую купюру, сунул ее в ладонь Луиса и тоже вышел в коридор.
- Она с ним спит,- бросил Куно, даже не побеспокоившись, закрылись ли створки дверей лифта за его спиной или нет.
- Твоя ревность тебя убьет,- меланхолично ответил Найджел.
- Ну ты же знаешь, как я волнуюсь за твое семейное счастье,- театрально отозвался Куно, трагически закрывая глаза.
- Да уж она скорее выберет Луиса, чем тебя,- ответ был заученным – они словно обменивались репликами на сцене, играя в сотый раз один и тот же спектакль.
Найджел вытащил из кармана ключ от входной двери – он всегда хранил его отдельно. Подойдя к своей квартире, он остановился, помедлив немного – раньше Макота открывала дверь еще до того, как он успевал вставить ключ в замочную скважину. Найджел покрутил в руках брелок – кусок оптического стекла с объемной гравировкой внутри – их свадебная фотография.
- Наверное, она еще спит,- Куно подошел сзади и, разгадав причины заминки, положил руку на плечо Найджела.
- Должно быть,- Найджел вставил ключ в скважину, дернул и не смог открыть
- Против часовой стрелки,- механически подсказал Куно. Найджел через плечо окинул его слегка удивленным взглядом, но, ослушавшись, легко повернул ключ в замке.
В квартире было тихо и слегка пахло пылью и жженными свечами. Найджел даже поежился – это был не запах его дома…
Куно, отстранив его, вошел в квартиру первым.
- Я в ванную, дружище – нужно обработать рану,- он беззаботно помахал перевязанной платком рукой,- а ты – иди, буди свою спящую красавицу.
Найджел проводил его взглядом, и когда Куно скрылся за дверью, направился вглубь квартиры. Их с Макотой общая спальня была самой маленькой комнатой в квартире – Найджел подозревал, что если из находящегося в спальне стенного шкафа вытащить всю одежду, в нем будет даже просторней, чем в комнате, но Макота специально сделала там спальню – в этом узком пространстве она сумела создать атмосферу не просто уюта, а некой таинственной интимности.
Остановившись перед дверью в спальню, Найджел остановился, размышляя, стоит ли постучать, занес было руку для этого, но тут же тихо усмехнулся – что за глупости, он же у себя дома… Ладонь его легла на дверную ручку, и она буквально обожгла его холодом. Найджел отдернул руку и закрыл глаза – перед ним с поразительной ясностью встало залитое кровью лицо странного юноши в женской сорочке, и он вдруг понял, что его ждет за дверью. Макота в светло-зеленой кружевной ночной сорочке лежит посреди их широкой кровати, по углам комнаты на маленьких резных столиках – жена купила их в каком-то антикварном магазине во время их медового месяца - догорают белые неароматизированные свечи. Длинные волосы Макоты разметаны по подушке, руки стыдливо сложены на груди, голова прострелена, и все покрывало залито ее кровью.
- Макота..- тихо позвал Найджел, не слыша собственного голоса,- Макота, ты спишь?..
Когда его ладонь снова легла на дверную ручку, та оказалась теплой. Найджел нажал на нее, и дверь без скрипа отворилась.
В спальне были задернуты шторы, но в тонкую щелку между ними просачивался полупрозрачный луч, в котором плясала пыль. Запах плавленого воска в спальне был почти невыносимым. Найджел не чувствовал ног.
За спиной что-то разбилось с оглушительным звоном – видимо, Куно в ванной что-то уронил. Найджел зажмурился, слыша, как в висках тяжело и быстро пульсирует кровь.
Нужно открыть глаза и посмотреть на то, что осталось от жены. Черт возьми, ведь в последнее время он и сам мечтал проделать с ней это…
Найджел поднял голову и резко распахнул глаза.
Кровать была идеально опрятно застелена и пуста.
В первый момент Найджел ощутил глубокое разочарование. Он прошел в комнату и сел на кровать, нарушив нетронутую гладь покрывала.
Макота не ждала его и не ночевала дома.. Такого просто не могло быть.
На пороге появился Куно – рука его была забинтована, и он принес с собой немного острый запах антисептика.
- Я разбил зеркало,- виновато сказал он,- теперь ты не сможешь рассматривать свое личико в трехкратном увеличении.
- Ее здесь нет,- коротко бросил Найджел, сообразив, что Куно явно обращался не к нему.
- Нет? – Куно окинул взглядом комнату, словно выискивая, куда спряталась Макота, и опасаясь, что она вот-вот выскочит откуда-нибудь с устрашающим воплем,- дружище, ну куда же она могла….
- Не ждала нас, представляешь? – Найджел вскочил с кровати, схватил с ближайшего столика подсвечник, вырвав его из цепких пальцев растопленного воска, и швырнул его в стену. Подсвечник врезался в темные обои совсем рядом с дверным косяком и головой Куно. Напарник, онемев от изумления, наблюдал за действиями Найджела.
- Эй, полегче,- рявкнул он, когда Найджел потянулся за вторым подсвечником,- не думаю, что она провела с кем-то ночь. Может быть, у подруги Ии у родителей..
- Да плевать мне! – резко откликнулся Найджел, вырывая еще один подсвечник, но пока не швыряя его никуда.
- Очень заметно,- покладисто кивнул Куно, подходя к нему и, взяв его руку в свои, разжимая его пальцы и мягко отнимая подсвечник – как опасную игрушку у непослушного ребенка.
- Мне плевать,- настойчиво повторил Найджел. Он смерил взглядом напарника, наконец взглянув ему в глаза,- я надеялся застукать ее с тобой с тех пор, как познакомил вас.
- Ну, до сих пор мне не вело,- Куно бросил подсвечник на покрывало так, словно он жег ему руки,- позвони ей и узнай, где она.
Найджел нащупал в кармане пиджака телефон. Куно был прав – все проще простого – всего лишь набрать ее номер и тихо и ласково спросить «Милая, я дома. А где ты?» Он вдруг понял, что Макота не возьмет трубку…
- Она ушла от меня,- медленно выговорил Найджел.


запись создана: 11.10.2007 в 16:36

@темы: Фанфики, Ну да я Юля Х. чего уставилсяпридурок

URL
Комментарии
2007-10-12 в 15:42 

О-оо, да-аа, непременно. Стало ужасно интересно)
И такое знаете ощущение духоты - живое, настоящее... Духота, жара, запах благовоний, тяжелая ткань одежды, яркие пятна...

2007-10-12 в 18:49 

Dum spiro, spero
Demon Alcohol Заметано)

URL
2007-11-07 в 18:27 

Госсподи, когда продолжение? Это совершенно изумительно! Семейная жизнь Найджела - это нечто, это сказка, это восторг! Макото я сам уже хотел бы прибить, при полном осознании, что она вообще ни в чем не виновата и в целом ангел и редкая находка для такой скотины, как Найджел. Да, он скотина, но какая классная скотина, бли-ииин!!!
Хельджуро, если продолжения не будет в ближайшие хотя бы недели - я умру от разочарования.

И почему меня так вставляет на пейринг Найджел/Куно?)))

2007-11-07 в 19:04 

Dum spiro, spero
Demon Alcohol Специально ради вас, дорогой демон-искуситель, я приложу все усилия для перепечатывания следующих глав в кратчайшие сроки, какой бы это ни был нудный труд)

URL
2007-11-07 в 19:07 

Да-да-да-да!!! Непременно-непременно перепечатывайте)
*ушел строчить комплименты*

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Танатос и кибернетика

главная